Я НЕ МОЯ БОЛЬ (депрессия) — сказка от Кристины Эйхманн

Раньше я смотрела на людей в депрессии слегка свысока. Неужели нельзя взять себя в руки? Видимо кто-то там наверху решил мне показать, что нельзя. Когда ты здесь внизу, просто нет сил в руках. И в ногах тоже нет. Нигде нет сил. Кто хоть раз познал состояние после операции или тяжелой болезни, где после двух шагов по стеночке, уже нет сил, тот меня поймет.
Да и не хочется ничего делать. Совсем ничего не хочется. За каждым импульсом следует вопрос: «Зачем?».
- Может сходить на пробежку?
- Зачем?
- Чтобы здоровье укреплялось, чтобы мышцы поработали.
- Зачем?
- Чтобы долго жить.
- А зачем?
Зачем долго жить, если все в серых тонах, если ничего не радует, если все восприятия будто в вате. Вроде бы они есть, а вроде бы их и нет.
- Может принять ванну?
- Зачем?
И так постоянно. Сидит во мне какая-то бука и на все «зачемкает».
Прямо злость меня берет иногда в связи с этим. Только и злость какая-то тоже вязкая и тягучая. Вязкая — вот самое подходящее описание депрессии. Будто облили тебя медом густым и каждое движение дается с трудом. Пока отдерешь одну руку от тела, на второй пальцы слиплись друг с другом.
И раз мы про сладкое заговорили, то это единственное исключение к апатии и нежеланию чего-либо. Сладостей хочется всегда. И чем приторнее, тем лучше. Это дает иллюзию, что ты живешь, что есть радость. Пусть хоть и мимолетная.
Мои размышления прервала собака, пора с ней погулять. Необходимость о ком-то заботиться помогала выживать, не позволяла полностью погружаться в апатию. Тебе плохо, но животное в этом не виновато. Благодаря псине хоть немного двигалась. Дошла до парка, присела на лавочку, отпустила собаку поиграть с терьером, который радостно залаял увидев нас.
Когда ходишь в одно и то же место на прогулки, постепенно узнаешь всех собаководов. Хозяином терьера был дедушка. Сухонький такой и морщинистый, но его осанке можно было позавидовать. Он был улыбчивый и добрый, никогда не кричал на собаку. Чем-то он мне напоминал Старика Хотабыча, хотя бородка была аккуратно пострижена и торчала колышком под подбородком.
- Разрешите присесть рядом с вами? — спросил он. Собаки играли на газоне, я кивнула.
- Простите, у вас что-то случилось? — продолжил он. — Знаю, невежливо лезть с вопросами к чужим, но вы выглядите неважно.
Мне хотелось отмахнуться, мол ничего, просто устала, не высыпаюсь. Однако что-то меня в этот раз остановило.
- Сложно сказать, что случилось. Просто пропала радость, — начала я и задумалась, как объяснить свое состояние пожилому человеку. И стоит ли рассказывать?
- Радость пропала? Хм, интересно, — проговорил дедушка и погладил бороду. — А она была?
- Еще как была. Радовало смотреть на то, как растут дети. Дела по дому приносили удовольствие, работа тоже радовала. С мужем отношения были в радость. Жизнь полная чаша…
- А сейчас пустая?
- Нет, все еще полная, но какая-то безвкусная она стала.
- Когда стала такой? Было какое-то событие?
Прищурив глаза я пыталась восстановить хронологию. Приступы раздраженности были всегда, но это гормоны и ПМС, пару дней и можно опять жить припеваючи.
- У меня был большой план и он сорвался. Потом было тяжело вылезти из тоски, — тихо проговорила я.
- Большой? Интересно-интересно. И это вызвало серость?
- Нет, потом была фаза, где все было вроде бы нормально. Дайте-ка подумаю, где-то месяц назад во время одной медитации я вдруг начала плакать и не могла остановиться. Такая боль разрывала грудную клетку, что казалось я не смогу дышать.
- Боль? С чем она была связана?
Слезы вновь начали наворачиваться на глаза.
- Были некоторые происшествия в детстве, которые я смогла спрятать в самый дальний угол своего сознания. А тут будто потайное дно в сундуке открылось.
Старичок протянул мне платок, я вытерла глаза и улыбнулась увидев, как собаки резвятся. Только улыбка была какой-то кривой, не настоящей.
- Не люблю когда мне мудрости из книжек зачитывают, но позвольте, я это сделаю? «В каждом из нас имеются накопления душевной боли — как из личного так и общего человеческого прошлого. Это тело боли.» Экхарт Толле, «Тишина говорит», — пояснил он показывая обложку.
- Тело боли, — повторила я и вспомнила свою буку «зачемкающую». — А что оно делает, это тело?
- 99 процентов времени просто сидит и ждет, когда покормят. Этому энергетическому полю регулярно нужна подпитка в виде боли. А боль можно вызвать разным: обидой, раздраженностью, озлобленностью, апатией, воспоминаниями. В вашем случае похоже тело наоборот полностью активно.
- Зачем оно есть? — спросила я глотая слезы.
- Зачем? Не знаю. Наверное, если есть радость, должна быть противоположность. Так уж устроен мир.
- Значит все безнадежно?
- Отчего-же? Тело боли пытается овладеть нами, оно даже может вызывать негативные эмоции в окружающих нас людях, особенно в близких.
- А почему у вас не вызвало ничего? Раз оно у меня сейчас чрезмерно активное, — удивилась я.
- Мое тело боли отмирает.
Моя правая бровь выгнулась дугой непонимания.
- Как бы вам это правильно объяснить? — старик зашелестел страницами потрепанной книжки. — Я уже привык к этому состоянию и мне сложновато вспомнить, как я начинал. Вот, нашел!
Старичок шевеля губами читал, поднимал глаза вверх, безмолвно повторял и наконец повернулся ко мне.
- Закройте глаза. Понимаю, это не так просто в общественном месте. Но если хотите понять суть тела боли, стоит попробовать, — я послушно прикрыла глаза. — Теперь сделайте глубокий вдох и почувствуйте как воздух проникает в вас. Как он доходит до легких и как с выдохом вас покидает все ненужное. Почувствуйте свое тело и обратите свое внимание во внутрь.
Дыхание стало глубоким, плечи мерно поднимались в такт, живот округлялся и впадал, все мое восприятие было направлено на тело. И тут я почувствовала тепло в груди. Оно расплывалось по всему телу и образовывало вокруг меня что-то сложно поддающееся описанию.
- Вот это ваше внутреннее тело. Вот это вы. А боль это не вы. У вас есть боль. Но вы не являетесь ей, — тихо проговорил старичок.
Я не моя боль — эта мысль пронзила мой разум и он замер. Я не моя боль, повторяла я вновь и вновь. Я это не моя грусть. Я это не моя раздраженность. Я это не моя апатия. Во мне зарождалось какое-то вдохновение, губы расплылись в блаженной улыбке. Вот что значит, абсолютное принятие всего.
- В чем секрет? — спросила я.
- В том, что надо уметь быть в настоящем. Уметь становится наблюдателем. Пока нет достаточного уровня осознанности, пока мы спешим и бежим, чтобы все успеть, нами владеет разум. Мы даем контролировать себя залежами боли. Как только нам становится ясно, что прошлое уже прошло и ничего не изменить, а будущее еще не настало и заботиться нет смысла, мысли перестают прыгать как обезьяны с ветки на ветку и мы перестаем отождествлять себя с телом боли.
- Быть в настоящем — звучит интересно. Наверное это сложно?
- Это дело практики. Вначале часто выпадаешь из этого состояния «Сейчас», потом все чаще и чаще. Извините, мне пора. Разрешите откланяться, меня ждут на кофе, — дедушка галантно поклонился и пошел за собачкой. Моя псина подбежала ко мне и уткнулась носом в ладонь. Пристегнув поводок я пошла домой.
Познания почерпнутые у старичка копошились в голове, втискивались между другими, росли и размножались. Я не моя боль. Я не мои чувства. Значит я и не мои мысли? Значит я наблюдатель? Если бы кто-нибудь предложил мне золотую середину раньше, я бы ни за что не согласилась. Отказаться от этой бушующей радости? Нет! Теперь я понимала, что после каждого взлета, будет падение. И чем выше летишь, тем сильнее разобьешься.
Надо просто научится наслаждаться этим вот состоянием «Все хорошо». Не поднебесно, не распрекрасно и не ужасно, а просто хорошо. Тихое такое счастье. От него нет всплесков ни вверх ни вниз.
Я не моя боль. Эй ты, бука! Слышишь меня? Я не дам тебе больше власти надо мной. Я не буду с тобой бороться, не буду тебя изживать, я знаю, как от тебя избавится мирным способом. Просто наблюдать за тобой. Смотреть на тебя и говорить, это не я. И ты сама уйдешь. А раз уйдешь из меня, то не сможешь активировать болевые тела в других людях. Им я тоже объясню, откуда боль. И они тоже простятся с тобой. Надеюсь, что простятся… Свободу выбора никто не отменял.

i

ГИПОТЕЗА (увеличенная селезенка) — сказка от Эльфики

ИЗ ПИСЬМА:  У меня уже 2 месяца увеличена селезенка, врачи логического объяснения не находят, кровь в норме. Я читала, что психосоматика проблем с селезенкой это одержимость чем-либо. Но самой в себе разобраться сложно, не могли бы Вы мне помочь, каким-либо объяснением или, лучше, сказкой. Буду очень благодарна.

ff3a7dee84bf

БОГОРОДИЦА — сказка от Наталии Мосиной

В маленькой комнатке уже давно болела Мама. Но всегда мечтала хоть немного подлечиться, чтобы можно было с дочкой Аллочкой вместе гулять,ездить в интересные места…
Пока Мама болела, Аллочка подросла, стала красивой и милой девочкой.
Она часто брала икону Богородицы и молилась ей, просила,чтобы все близкие были здоровы, и Мама, конечно тоже.
И вот однажды девочка увидела,что образ Пресвятой Девы Марии с Младенцем Иисусом на руках как будто ожил, они оба смотрели на неё, а Богородица, вдруг, сказала:
» Нам известно,что твоя Мама болеет, но ты можешь ей помочь.Веди себя хорошо, выполняй все свои дела правильно.
Мама увидит, как ты стараешься, почувствует себя счастливой, ей станет лучше и она сможет везде бывать с тобой!».
Девочке даже показалось,что Богородица улыбнулась ей.
У Аллочки появилась Надежда на выздоровление мамы, и она решила приложить все силы для этого.Она стала серьёзнее относиться к учёбе,старалась вести себя хорошо, никого не обижать, помогать близким по дому, убирала свою комнату, мыла посуду и даже научилась печь Мамин любимый пирог — Шарлотку.
Так прошло некоторое время и однажды,когда повзрослевшая Алла пришла домой из школы, дверь ей открыла любимая, дорогая Мама.
Она ласково улыбнулась доченьке и сказала:
» Как же долго я нигде не была! Аллочка, пойдём вместе куда — нибудь? »
И счастливой девочке Мамина улыбка очень напомнила улыбку Богородицы,которую ей посчастливилось увидеть.
Алла взяла Маму за руку,подвела к иконе и сказала:
«Спасибо, Пресвятая Дева, за Чудо,что моя Мама выздоравливает!
Но я буду и впредь всё стараться делать хорошо,ведь это приносит такую Радость! »

i

ДЛЯ ЧЕГО ВЫРАСТАЕТ ШИШЕЧКА — сказка от Натальи Кузьминой

Люба вернулась с работы почти в полночь. В очередной раз засиделась за отчётом… Устало «выгрузила» своё тело из такси, пару минут постояла у подъезда, чтобы хоть немного подышать морозным воздухом, поднялась на десятый этаж и вошла в свою тихую однушку… Темно… Одна… Люба привыкла к своему одиночеству, но когда сильно уставала, то как-то особенно хотелось тепла и любви в доме… Чего не было, того не было… Люба переоделась в лосины и бесформенную футболку. Включила чайник, чтобы заварить чашку ромашкового чая. Несмотря на безумную усталость, она знала, что быстро заснуть не удастся. Так было уже давно: год или два, Люба точно не помнила. Пока она обходилась без снотворного, но всё неумолимо к этому шло… Открыла холодильник: пара яблок, апельсин, несколько творожков, кусок засохшего сыра и просроченный йогурт… В её холодильнике вечная катастрофа. Готовить Люба не любила и не стремилась: времени мало, да и не для кого. Питалась, соответственно, как придётся: в основном вредно и быстро. Люба устало побрела в душ. Наскоро его приняв, стала вытираться полотенцем и вдруг ощутила уплотнение в левой груди. И почти одновременно – словно сильный удар током где-то в области сердца… Дыхание сбилось, в глазах потемнело… Чувствуя, как по всему телу расползается липкий, тягучий страх, Люба присела на край ванны. Немного оправившись от шока и приступа боли, она снова прикоснулась к левой груди, и всё точь-в-точь повторилось…
- Эй, хватит уже на меня давить! Да, я ЕСТЬ! — неизвестно откуда раздался сердитый голос.
Люба от неожиданности чуть не соскользнула с ванны. Сделав пару глубоких вдохов – выдохов, чтобы как-то выровнять дыхание и взять себя в руки, она тихонько спросила:
- Кто это?!
- Кто-кто… Ты! – прозвучал лаконичный ответ.
- Я?! Что за бред?! Неужели я настолько не в себе от переутомления… — едва прошептала Люба.
- Ты в себе. А я – в тебе. Что ж ты так туго соображаешь, родная? — в голосе звучали явные нотки раздражения.
- РОДНАЯ??? Какая я Вам родная?! Господи, на часах — ночь, я одна дома, откуда здесь родне-то взяться?! — теперь к страху Любы стало примешиваться возмущение.
- Я – часть тебя, куда уж роднее… А страх, между прочим, – это пожиратель жизненных сил. У тебя их и так с гулькин нос, так что возьми себя в руки и прими очевидное: у тебя в груди опухоль — подытожил голос.
- Только не это, не сейчас, не со мной! Не может быть! — подобно роботу повторяла Люба.
- Именно это, именно с тобой. Так должно было случиться и в итоге случилось – безапелляционно отчеканил голос.
- Какая же Вы…злая… И…на каком основании Вы утверждаете, что ДОЛЖНО? — выдохнула Люба.
- Так прежде я не один год доброй в тебе жила, подрастала потихоньку, надеясь на твоё осознание… И что толку? Ничего не изменилось, ТЫ не изменилась! Вот мне и пришлось в злую переродиться… Крайняя мера, так сказать, последнее предупреждение тебе, чтоб ты, наконец, на меня и себя, соответственно, внимание обратила и начала что-то предпринимать. Действовать, одним словом, – терпеливо пояснил голос.
- Да, надо действовать! Бороться! Завтра же поеду к врачу! — пронеслось молнией у Любы в голове.
- Хм… Ты бы для начала оделась… Или ты здесь всю ночь в полотенце просидеть собираешься? А про намерения твои я так скажу… С самой собой бороться – дело неблагодарное, заранее обречённое на провал. Силы последние потеряешь, а проблему вряд ли решишь. Подумай прежде хорошенько. Я предлагаю тебе сотрудничество — спокойно резюмировал голос.
- Вы ещё и мысли мои слышите?! Не очень это…этично, по-моему, чужие мысли подслушивать… Ничего личного не остаётся… И…сотрудничать?! С ВАМИ?! — задыхалась Люба.
- Во-первых, твои мысли мне не чужие, как и ты. Во-вторых, всего ЛИЧНОГО ты себя сама весьма успешно лишила. А, кроме этого, «не в ту степь» ты силы свои вкладываешь: ты не меня воспитывай, а о главном задумайся: о причинах случившегося. Время-то дорого — безжалостно констатировал голос.
Люба накинула махровый халат и поплелась на кухню, где её ждал остывающий чай…
- Когда же всё началось, с чего? — задумалась она…
- Да с тебя же самой и началось! С твоего к себе отношения. Ты вспомни, как ты свою грудь воспринимаешь… — ответил голос на её мысленный вопрос.
Своей маленькой груди Люба с самой юности и по сей день очень стеснялась, прятала её под одеждой свободного кроя и всегда неуютно себя чувствовала на фоне дам с пышным бюстом. Качественным бельём себя никогда не баловала, посещение таких магазинов для неё всякий раз становилось испытанием, поэтому бывала она там лишь по необходимости: быстренько покупала что под руку попадётся и убегала… Да что греха таить: не любила она её, свою грудь…
- Воооот, первые конструктивные мысли… Может быть, не всё ещё потеряно, хотя и запущено изрядно. Врачи тебе скажут, что я – следствие иммунодефицита, а я тебе скажу, что всё дело в дефиците любви: любви к себе, в себе и вокруг, соответственно, — уже несколько доброжелательнее озвучил голос.
Люба вдруг ощутила, что она почти успокоилась, страх куда-то исчез, и этот странный диалог её уже не раздражал и не воспринимался ею как нечто сверхъестественное…
- Не любишь ты свою грудь: дескать маленькая, незаметная… И к чему это привело? Теперь и ту, что есть, оттяпать в два счёта могут, с чем тогда останешься? — сурово спросил голос.
- Ну, что за выражения! – вскинулась Люба.
- А как ни выразись, результат всё тот же – плачевный… Знаешь, миндальничать с тобой бесполезно, реакции – ноль. Так что извини, уж что заслужила, то и получай теперь сполна. Да, и грудью-то не ограничивайся… Ты о себе и жизни своей в целом задумайся: много ли в ней тебе по сердцу, чтобы по-настоящему ДЛЯ СЕБЯ? — гнул свою линию голос.
Люба притихла… Да думает ли она вообще о себе, и что у неё в жизни для себя, с радостью и удовольствием? Такой простой, казалось бы, вопрос, а ответить на него она затруднялась… Практически всё её время, включая личное, занимала работа. С её же собственного молчаливого согласия. Вставала по будильнику и бросалась навстречу выстроившимся в очередь многочисленным «НАДО» — субстанциям расплывчатым и неопределённым, потому что было не очень понятно, кому в действительности надо и зачем… А те немногие «ХОЧУ», что у неё некогда были, как-то совсем сжались и почти растворились в дальнем уголке её души… Взгляд Любы рассеянно упал на красочную книжку Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес», которую она любила с детства и считала настольной…
- Да… В буквальном смысле «настольная»: уже год на столе лежит, а я к ней ни разу не прикоснулась… – печально подумала Люба.
- Вот и поэтому тоже ты очутилась в «стране проблем»… Мелочи суммируются и в итоге вырастают в крупногабаритные сложности. Ты думай-думай, какие у тебя ещё нереализованные «ХОЧУ» имеются.
- Замуж хочу, ребёночка родить, да всё как-то не складывается с мужчинами у меня… Какие-то инфантильные попадаются. А чем такие, так лучше уж никаких… — печально размышляла Люба.
- Каких ты к себе притягиваешь, такие они и появляются в твоей жизни… Ну, согласись, ты же как…бронетранспортёр какой-нибудь… Вроде, внешне маленькая, хрупкая, а между тем… У тебя на лбу написано: «Я САМА!». Никакой женской слабости и мягкости… Мужчинам тебе дать нечего, ты, такая, ни в чём не нуждаешься… Вот и появляются те, которые в состоянии только брать, потребители, одним словом. Ты же сама такую ситуацию и спровоцировала… О женском начале помнить нужно всё-таки, работать над собой, наполнять себя женской энергией, тогда и мужчины на горизонте начнут нормальные появляться.
- Где же брать-то её, эту женскую энергию, и…когда? — задумалась Люба.
- Ну, для начала стать хозяйкой своему времени, разумно его перераспределить с учётом собственных интересов. Начни и поймёшь, что это реально. Да тебе это даже понравится! Вспомни подружек своих закадычных, свои девчачьи мечты, увлечения какие-нибудь: то, что бы ты делала с душой и радостью. Замечтай что-нибудь грандиозное – путешествие далёкое, например, новую квартиру или жениха. А можно и всё сразу, к чему себя рамками ограничивать? В мыслях их держи, визуализируй, предвкушай… Там увидишь, что будет. Если ты принимаешь моё предложение о сотрудничестве, я берусь тебя консультировать: буду направлять тебя своими «посланиями». Твоё дело – понять их и правильно применить на практике. Начнёшь двигаться в нужном направлении, будет легче, несмотря на то, что это потребует от тебя значительных усилий. На сегодня достаточно. Ответ можешь дать завтра. А сейчас – спать. Доброй ночи, просветляющих сновидений и до скорой встречи!
- Доброй ночи! — проговорила еле живая Люба, почти на автопилоте добралась до постели и тут же уснула, едва прикоснувшись к подушке. Давно такого не случалось: зачастую бессонница терзала её до самого утра.
Спала она крепко и спокойно. И сон ей приснился всего один: коротенький, но очень яркий. Она видела Ангелов в белоснежных одеждах: они пели, танцевали на облаках и очень радовались чему-то, словно в большой Праздник. Проснулась Люба в шесть утра не по звонку будильника, а от лёгкой вибрации в левой груди. Значит всё, что вчера случилось, ей не приснилось… Удивительно, но чувствовала она себя бодрой, отдохнувшей и спокойной. Люба осознала и приняла свою Болезнь…
- Доброе утро! Подъём! Много дел впереди, поэтому время нужно использовать максимально эффективно: с пользой и удовольствием – услышала Люба уже знакомый голос.
- Доброе утро! Хорошо, я готова. С чего начнём?
- С лёгкой зарядки, бодрящего душа и завтрака. Пока ничего сложного. И, да, приготовь блокнот и ручку для дальнейшего.
Люба проделала незамысловатый комплекс упражнений. Приняла душ. Включила чайник, сварила овсянку. И заодно повыбрасывала из холодильника испорченные продукты.
- Хорошее начало! Только кухонными шкафами и холодильником не ограничивайся. Тебе есть, над чем потрудиться… Вот, например, «чемоданчик» с прошлым своим основательно перетряхнуть бы надо: опыт — с собой, а от обид лучше избавиться. Прощение – начало всех начал. Себя простить в первую очередь, а потом всех, на кого обижаешься. Легче жить будет, вот увидишь… А то, знаешь, обиды – камушки не из лёгких. Сначала душу вниз тянут, а потом, того и гляди, начнут во внутренних органах образовываться: в почках, желчном пузыре… Перечень можно продолжить…
Люба внимательно слушала и чувствовала: всё именно так и есть… И себя обвиняла, и обижалась на многих…

_2014124918

ВОЛШЕБНАЯ ШУБКА — сказка от Натальи Кузьминой

В жизнь Светы пришло все, о чем она давно мечтала: интересная работа, успех, любимый человек. Только вот… сама жизнь от нее теперь уходила: она серьёзно заболела и, несмотря на лечение, угасала. И вот сегодня, когда её выписывали домой, лечащий врач Светы сказал Саше, её жениху: «Мы сделали всё, что могли… Подарите ей как можно больше любви и счастья…» По спине Светы, услышавшей эти слова через приоткрытую дверь палаты, пробежали мурашки: звучало… прощанием…
Дом, всегда такой родной и любимый, сейчас не радовал: во всем сквозила обреченность… Света рассеянно посмотрела на красивую подарочную коробку: как раз накануне курьер привез заказанную Сашей жемчужную норковую шубку — ее давнюю Мечту. Зачем ей она теперь?

фотки мама и Люша 015

Когда вам кажется, что всё плохо, то вспомните об этих 8 вещах.

Полегчает.
1. Боль является частью роста. Иногда жизнь закрывает двери, потому что пора двигаться. И это — хорошо, потому что мы часто не начинаем движение, если обстоятельства не вынуждают нас. Когда наступают тяжёлые времена, напоминайте себе, что никакая боль не прибывает без цели. Двигайтесь от того, что причиняет вам боль, но никогда не забывайте урок, который она преподаёт вам. То, что вы боретесь, не означает, что вы терпите неудачу. Каждый большой успех требует, чтобы присутствовала достойная борьба. Хорошее занимает время. Оставайтесь терпеливыми и уверенными. Всё наладится; скорей всего не через мгновение, но в конечном счете всё будет… Помните, что есть два вида боли: боль, которая ранит, и боль, которая изменяет вас. Когда вы идёте по жизни, вместо того, чтобы сопротивляться ей, помогите ей развивать вас.

Besucherzahler russian brides interesting marriage foreign men
счетчик посещений